•ЂђњЉЋ‚
адрес офиса
(099) 7-5555-04, (096) 7-5555-04
vopros@gulfstream.ua   skype oo-1-3

 

СТРАНЫ......
 
 
п»ї 2

 
 
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней
и нажав...
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней и нажав Ctrl+Enter
 
 
  Главная » Все статьи » Статья
[ ]  Добавить свою статью  Версия для печати  Прочитать позже  Отправить другу  

После бала
Не успели затихнуть хлопки бутылок шампанского в честь успешного завершения столь сложного и вызывающего пристальное внимание мировой общественности дела, как уже начались первые недовольства. Организации бывших принудительных рабочих начали массивную критику адвокатов, которые от их имени вели переговоры о компенсации с немецкой стороной.

Интересы пострадавших представляли 51 адвокат из Мюнхена, Нью-Йорка и Вашингтона. В общей сложности в виде гонорара они получили 118 миллионов немецких марок. Эта сумма была непропорционально разделена между всеми заинтересованными адвокатскими канцеляриями. Максимальный размер отдельного гонорара составил 34,5 миллионов марок, остальные адвокаты получили различные суммы от 500 000 марок и более. Самые большие суммы вознаграждения выторговали для себя несколько ведущих американских адвокатов. Остальные получили более скромные, хотя тоже не маленькие, гонорары.

Мораль и деньги жертв нацизма
Вице-президент Еврейской конференции по репарациям (Jewisch Claims Conference) Хоман Кент назвал требования адвокатов неприличными. По мнению господина Кента, дело шло не о деньгах, а о морали. Вице-президент так же заявил, что он стыдится своего участия в подготовке соглашения с адвокатами.

Я считаю эту критику преувеличенной. Имеет ли право адвокат заработать 34,5 миллиона марок за участие в одном единственно деле, действительно, так же и, по моему мнению, является спорным вопросом с моральной точки зрения. Всё же, с этим адвокатом было заключёно гонорарное соглашение, которое должно выполняться.

Закон мотивации
Общепринятым правилом американской адвокатуры является оплата работы в зависимости от успеха выполненного поручения. Это значит, что защитник получает процент от компенсационных выплат, которые он сумел добиться в судебном процессе в пользу своих клиентов. Успешный исхода дела может принести весьма высокие гонорары. Победа прокурора означает, что адвокат и сотрудники его канцелярии остались ни с чем.

Позволительно так же напомнить господину Кенту, что, в конце концов, он сам непосредственно участвовал в оформлении соглашения о представлении интересов пострадавших. Он не может отговориться незнанием сумм, которые в зависимости от исхода судебных и внесудебных разбирателств должны будут перекочевать на банковские счета адвокатов. В интересах пострадавших адвокаты добивались максимальных сумм компенсации. Результат их усилий налицо. За этот успех им и причитается положенное вознаграждение.

В Германии закон запрещает ставить вознаграждение адвоката в зависимость от степени его успеха. Преимущества зависимости размера гонорара от степени успеха (даже в таких колоссальных размерах) очевидны. Юрист лично заинтересован как можно лучше провести дело, и в интересах клиента выжать всё до последнего цента.

Графу Отто фон Ламбсдорф палец в рот не клади

Следует так же учитывать уровень представительства немецкой индустрии и федерального правительства на переговорах о компенсациях. Членами немецкой делегации были опытнейшие юристы, бизнесмены и политики. Германскую команду на переговорах возглавлял бывший министр экономики ФРГ граф Ламбсдорф. До этого он многие годы был членом правления одного крупного страхового общества. В знании экономики, умении вести переговоры на высшем уровне и тактической хитрости немецкой стороны сомневаться не приходится. Представителям пострадавших не оставалось ничего иного, как поручить ведение переговоров равноценным контрагентам. Плохая лошадь не сможет первой добежать до финиша.

Для самих принудительных рабочих не имело никакого смысла заплатить менее маститым и ловким адвокатам не 34,5 миллиона, а, например, 500 000 марок, зато потерять один миллиард марок в процессе переговоров. Всё же, гонорары адвокатов, полученные за счёт денег жертв насилия и геноцида, остаются щекотливой темой.

Процесс компенсаций ещё далёк от завершения
По мнению федерального правительства, в рамках компенсационного фонда должно произойти полное и окончательное урегулирование всех существующих и возникающих в будущем претензий пострадавших. Я не разделяю эту точку зрения. Во многих странах против ФРГ возбуждены судебные дела о выплате компенсаций. Например, родственники заложников, которые были расстрелянных вермахтом во время второй Мировой войны на территории Греции, возбудили в греческих судах ряд исков о компенсации ущерба. Компетенция фонда немецкой промышленности "Ответственность, воспоминание, будущее" не охватывает состав тех преступлений, которые не связаны с принудительным трудом на территории фашистской Германии.

Так же следует указать на незначительный размер компенсации. Максимальная сумма составляет примерно 15.000 марок. Представьте себе, невольник третьего рейха провёл годы в концлагере, где в результате побоев, голода и нечеловеческих условий труда он превратился в инвалида. На всю оставшуюся жизнь он потерял возможность нормально жить, работать и создать семью. Кроме того, он был вынужден трудиться на военную индустрию вражеского государства. И за всё это несколько тысяч марок? На сегодняшний день за испорченную в парикмахерской причёску суды назначают компенсацию в размере 200 - 400 марок. Несправедливость такого обращения с пострадавшими бросается в глаза.