•ЂђњЉЋ‚
адрес офиса
(099) 7-5555-04, (096) 7-5555-04
vopros@gulfstream.ua   skype oo-1-3

 

СТРАНЫ......
 
 
п»ї 2

 
 
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней
и нажав...
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней и нажав Ctrl+Enter
 
 
  Главная » Все статьи » Статья
[ ]  Добавить свою статью  Версия для печати  Прочитать позже  Отправить другу  

Мой милый дом - ИЗРАИЛЬ,
Ты мал, но многолик.
Пускай ты весь изранен,
Могуч ты и велик!

Земля твоя впитала
Историю веков.
На прочность испытала
Народ в плену оков.

Ты помнишь крестоносцев
И Римский Легион,
Французских знаменосцев
(Здесь был Наполеон!)

В тебя стреляли ружья,
"Катюши" и "тилИм"*
Израиль ИМ** не нужен!
Но МЫ здесь жить хотим!

И пусть в период сложный
Израиль, ты вошёл,
Всё сделаем, что сможем,
Чтоб было хорошо!

Жаркое средиземноморское солнце заполнило все пространство.
Безмолвная группа собиралась под бетонным навесом зала для ожидания. Они были молчаливы, и только перебрасывались одиночными репликами…
Здесь не принято здороваться и много говорить…

И вот уже собрались десять мужчин. Разные люди: и в черных костюмах, с заправленными в брюки кистями цицит, и обычно одетые в вязаных кипах, а некоторые просто в каскетке или дорожной фуражке… Один – в повязанном на голове носовом платке...
И вот уже потянулись нестройной группкой по узким дорожкам, между ровных окантованных бетоном квадратов, приготовленных для новых жильцов…
Ведь человеку достаточно два квадратных метра – даже самому рослому…

Обелиски, самые разнообразные: и беломраморные, и шлифованного гранита, и со вставками… На них написано квадратным шрифтом, кое-где и дополнено кириллицей. Одинокие деревца бросают жидкую тень, да от какого-то непонятного движения воздуха шелестят реснитчатые листья-лапы одинокой пальмы. Тишина.
Кладбищенская тишина плывет в раскаленном эфире полудня…

Полированный белый прямоугольник из иерусалимского камня, лежащий на земле, испещрен письменами:

***

Молчаливая процессия остановилась, обложив гурьбой памятник… Мужчина в черном одеянии, окруженный сыновьями, встал у изголовья. Остальные – на противоположном конце. Женщины чуточку в стороне…
Полились Псалмы Давида. Читают вслух по очереди, а все тихим ропотом вторят ведущему…
Потом звучит Кадиш, поддержанный стройным «Амен». А затем полилось из дрожащего горла «Эль мале рахамим…»

Душа парит над нами в миражах раскаленных струй…
Слезы заполняют глаза, текут по щекам, теряются в зарослях бороды, иногда соленой струйкой попадая в рот; заливают очки - невозможно различить буквы…

Все молча подымают мелкие камешки и кладут на могильную плиту (таков наш обычай – не радостные цветы, подобающиеся для веселья, а серые камешки).
«Из праха взят, в прах уйдешь…»
Медленно расходятся, оставляя странный рисунок из камешков на белой плите. Сколько посетителей – столько и камешков…

***

Обычно молча расходятся; кто-то из самых близких склоняется над могилой, удерживая безысходные рыдания, сотрясающие тело, вытирая струйки горьких слез…
Сколько лет не прошло бы, а боль окончательно не уходит.

***

Нужно ценить живых. Следует научиться давать ощущение близости, радости общения при жизни.
И надо просить прощение у обиженных пока есть возможность...
У нас это принято делать перед Судным днем…
Ну а если человек уже ушел в лучший мир, а ты чувствуешь себя виновным (а кто этого не пережил после потери?).
Мы можем извиняться и перед ушедшими. На кладбище должны собраться 10 евреев, и при них просят прощения. А те, как настоящие судьи, заявляют вслух:
«Прощено тебе. Прощено тебе»…

И вот, сняв обувь, мы по очереди подымаемся на могилу и с подозрительной дрожью в голосе страстно просим прощение у самого дорогого на свете человека...
Любовь продолжается и после смерти…

***

- Прощено тебе. Прощено тебе – несется над поселением мертвых, отражаясь эхом от горы Кармель и мелким бисером рассеиваясь по зеленовато-синей глади Средиземного моря.
И высоко высоко в голубых небесах одиноко парящая птица (а, может быть, это чья-то душа?), распластав крылья, трепещет кончиками перьев: «Прощено тебе, прощено…»