•ЂђњЉЋ‚
адрес офиса
(099) 7-5555-04, (096) 7-5555-04
vopros@gulfstream.ua   skype oo-1-3

 

СТРАНЫ......
 
 
п»ї 1

 
 
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней
и нажав...
Если Вы заметили ошибку, то можно сообщить об этом, выделив часть текста с ней и нажав Ctrl+Enter
 
 
  Главная » Все статьи » Статья
[ ]  Добавить свою статью  Версия для печати  Прочитать позже  Отправить другу  

Мне уже 52 года. Из них последние 12 лет я живу в Германии, в очень красивом и хорошо известном, в основном на Западе, старинном университетском городке Heidelberg-e (Гейдельберг). Кстати, рассказывают, что город обязан своим сохранением от англо-американских бомбежек весной 1945 года исключительно своему Университету: пилоты бомбардировщиков саботировали приказы командования и специально "мазали" во время боевых вылетов, потому что многие из них как раз учились в этом старейшем Университете. К слову, "мазали" они именно на соседний город Mannheim, который опять же "благодаря" Гейдельбергу, был разрушен до основания.

Мои родители были фронтовиками и коммунистами. Они воспитали меня патриотом. Я носил красный галстук и комсомольский значок. И всегда чтил, уважал великие преодоления и свершения своего народа, страны, где я родился и жил. Но всё это было как-то привычно, заученно, больше от ума, чем от сердца.

Кто бы мог подумать, что много лет спустя и в чужой стране я вдруг пойму, искренне и до глубины души, ЧТО сделала та страна, тот народ для планеты и человечества.

Как-то в апреле 2001 года я оказался в центре города, который почему-то был весь запружен людьми. Не ходил транспорт, на улицах десятки тысяч людей, сотни полицейских машин, тысячи пеших полицейских и гражданских волонтеров. Причина разъяснилась очень быстро. Местные неофашисты проводили свое шествие в память о рождении Гитлера. Собственно бритоголовых было человек 300-400, не больше, а все остальные – это практически весь город, который таким образом выразил свое негативное отношение к гнусному атавизму: люди просто вышли на улицы с молчаливым протестом. Тем не менее, на лицах антифашистов (среди которых были люди всех возрастов, но в основном студенты) читалась такая ярость, негодование, даже скрытый стыд за этот городской позор, что полиция вынуждена была охранять демонстрантов от гнева толпы. Отсюда и значительно усиленный наряд полиции с окрестных городов.

И все-таки было очевидно, что неофашисты организованы гораздо лучше: крупные националистические лозунги, плакаты с надписями "Auslaender – RAUS!" (Иностранцы – вон!), дружное, отрепетированное скандирование звучных слоганов. В этом смысле разобщенной толпе простых и неподготовленных мирных горожан и многочисленных гостей города было очень трудно что-то противопоставить – отдельные возмущенные негодующие выкрики глохли в дружных кличах новых нацистов.

И вдруг…
Я даже ушам своим не поверил. Это слово родилось где-то в воздухе, оно пронеслось над головами людей и уже через несколько минут овладело всем городом. Десятки тысяч людей всех цветов и оттенков, всех возрастов, языков и вероисповеданий, граждане самых отдаленных стран и континентов, оказавшиеся волею судьбы вместе, в одно время, в одном городе, в самом центре Западной Европы в стране поверженного фашизма, дружно скандировали: STA-LIN-GRAD, STA-LIN-GRAD, STA-LIN-GRAD…

Этот чеканный голосовой марш толпы в считанные секунды поглотил все остальные звуки. Все исчезло, заглохло, традиционный городской гул превратился в гранитную величественную тишину, разрываемую тысячеголосым мощным акустическим набатом.

В тот момент я пережил огромную гордость за хотя бы косвенную причастность к Великой Победе: мои родители тоже были фронтовиками, а сам я в совершенстве владею языком Народа-победителя!

Апрель 2005.